Купить этот сайт

«Сценография Большого театра: искусство декорации и костюма»

C 27 апреля по 25 июня 2012 г.

В составе экспозиции около 120 эскизов декораций и костюмов, а также театральных предметов, фрагментов костюмов и фотодокументов из собрания музея Большого театра России. Впервые на суд широкой публики представляется ретроспектива отечественного театрально-декорационного искусства длиною более 100 лет – с1830 по 1950 годы.

Важная роль в становлении сценографии Большого театра принадлежит К.Ф. Вальцу (1846–1929). Его продлившаяся 65 лет работа в театре была отмечена многими нововведениями: он впервые использовал полную темноту на сцене при смене декораций, заменил химический дым паром. Фирменным приемом Карла Вальца были сценические полеты, а в балете «Волшебный башмачок» (1871) он даже выпустил на сцену колесницу, запряженную велосипедом.

Несомненным украшением выставки является эскиз декорации В.Д. Поленова к опере «Уриэль Акоста» (1884). Если раньше спектакль оформлялся сразу несколькими художниками – один делал архитектурные декорации, другой писал пейзажные картины; таким образом, оформление спектакля выглядело несколько эклектично, – то с приходом в музыкальный театр В.Д. Поленова и В.М. Васнецова, а затем К.А. Коровина и А.Я. Головина ситуация кардинально изменилась. Они привнесли в декорационное искусство принцип «единой картины». Вместе со старыми мастерами со сцены постепенно исчезает вся машинно-феерическая культура, вместо театра «фантазий и чудес» приходит театр переживаний и впечатлений. Художник становится не только автором декораций, но и решает проблему стилистического единства и композиционной целостности спектакля.

Большой раздел выставки посвящен эскизам декораций и костюмов К.А. Коровина (1861–1939) и А.Я. Головина (1863–1930). Уже в самых первых своих работах на сцене Большого театра они проявили себя как художники различных творческих манер. Декорации Александра Головина сначала отличались повышенным эмоциональным строем, напряженностью колорита и монументальной масштабностью, затем его истинной стихией стала праздничная театральность, виртуозная декоративность и яркая орнаментальность.

Иной была образная структура декораций Константина Коровина. Художник переносил на сцену манеру импрессионистической живописи, стремясь передать солнце, воздух, «цветодыхание» окружающего мира. От этого повышенного чувства цвета, красочности, мажорности мироощущения пришла особая любовь к сказочной теме, к русскому народному фольклору, отсюда жизнерадостная достоверность и романтическая взволнованность создаваемых им декораций для балетов (на выставке экспонируются виртуозно выполненные эскизы декораций к операм «Сказание и невидимом граде Китеже» Н.А. Римского-Корсакова и «Руслан и Людмила» М.И. Глинки). Художник воспринимал оформление сцены не просто как «музыку для глаз», что само по себе было очень смело, но и как «чистое» искусство.

Послереволюционные годы были насыщены экспериментами во всех областях искусства, в том числе и в оформлении спектаклей. Здесь присутствовали и импрессионизм, и «модерн», и русский лубок (посетители выставки увидят эскизы костюмов Б.Д. Григорьева к неосуществленной опере Н.А. Римского-Корсакова «Снегурочка»), и конструктивизм. Несмотря на сравнительную непродолжительность этого периода, сценографические открытия и находки в том или ином виде использовались и в последующие годы, а многие из них появляются и в современных постановках.

Примечательно, что из художников, активно участвовавших в этих экспериментах, надолго остался в Большом театре только Ф.Ф. Федоровский (1883–1955). Федор Федоровский был приглашен в Большой театр в 1921 году на должность заведующего художественной частью. С тех пор он прошел путь от авангарда и конструктивизма до соцреализма. Продолжая сценографические традиции К.А. Коровина, утвердил на сцене Большого театра живописный, экспрессивный стиль оформления спектаклей, идущий от восприятия музыкального текста произведений.

Завершают вернисаж работы талантливого мастера станкового и театрально-декорационного искусства П.В. Вильямса (1902–1947). В совершенстве владея всеми приемами сценографии, художник постепенно отходит от чистой живописи. Впервые на советской сцене он использует тюль, транспаранты, аппликации, с помощью которых достигает эффекта сценической пространственности. Огромное значение Вильямс придавал свету на сцене и другим средствам, усиливающим эмоциональную выраженность действия. В своей работе над декорациями и костюмами он стремился наиболее глубоко раскрыть идею спектакля и замысел режиссера, учитывал не только особенности артистов, но и архитектуру сцены и зрительного зала. В составе экспозиции эскизы декораций и костюмов к балету «Золушка» (1945 г.), поразительно праздничному и красивому спектаклю, где пышность и яркость оформления подчеркивают его основную идею – победу добра над злом, что было особенно актуально в первый послевоенный год.

Выставка – это всегда праздник. Эта выставка – праздник вдвойне. Ведь ее посетители получат редкую возможность проследить историю сценографии Большого театра на протяжении более 100 лет, под чарующие звуки музыки полюбоваться на пуанты великой Екатерины Гельцер и фрагменты костюма Антонины Неждановой, рассмотреть театральные программки начала прошлого века и еще раз прикоснуться к магии древнего и вечно молодого искусства сцены.

Гороховский, 17 | 20 апреля 2012

Разделы

Рубрики

Министерство образоания и науки Российской Федерации Департамент культуры города Москвы